Судебная практика по статье 232 УК Украины — разглашение коммерческой или банковской тайны

В практике многих компаний сейчас подписывать NDA (Non-disclosure agreement), или соглашение о неразглашении информации. Юристы до мелочей выписывают перечни информации, не подлежащей разглашению. А есть ли в этом практический смысл? Поищем в Едином государственном реестре судебных решений приговоры по статье 232 УК Украины.

Статья 232. Разглашение коммерческой или банковской тайны.

Умышленное разглашение коммерческой или банковской тайны без согласия ее собственника лицом, которому эта тайна известна в связи с профессиональной или служебной деятельностью, если оно совершено по корыстным или иным личным мотивам и причинило существенный ущерб субъекту хозяйственной деятельности, —

карается штрафом от одной тысячи до трех тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан с лишением права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

По состоянию на 5 мая 2018 года в ЕГРСР обнаружено всего 2 (два) приговора по данной статье — дела №351/1158/13-к и №199/13473/13-к, последний из которых оправдательный. Вероятно, такая ситуация связана со сложностью доказывания наличия всех признаков состава преступления, в частности доказывания:

  • факта доведения коммерческой или банковской тайны до ведома лица, которое ранее не было ознакомлено с данной информацией;
  • факта разглашения информации без согласия ее собственника. Так, например, собственником информации, составляющей банковскую тайну, является клиент банка (не банк), как это указано в письме-обобщении Верховного Суда Украины от 21.12.2009 г. «Судебная практика рассмотрения дел о раскрытии банками информации, которая содержит банковскую тайну, касательно юридических и физических лиц»;
  • причинения существенного ущерба субъекту хозяйствования. Если в случае с коммерческой тайной все ясно (потерпевший — компания или предприниматель — собственник коммерческой информации), то с банковской тайной все не так однозначно. Очевидно, что от разглашения банковской информации пострадает прежде всего его владелец — клиент. Однако, по конструкции статьи ущерб должен быть причинен именно субъекту хозяйствования. То есть клиент-физическое лицо уголовным правом не защищен. Далее, может ли быть потерпевшим лицом сам банк? Так в упомянутом приговоре по делу №351/1158/13-к указано, что «существенность вреда состоит в причинении вреда репутации Банка как надежного кредитно-финансового учреждения». Однако согласно части 1 статьи 55 Уголовного процессуального кодекса Украины, потерпевшим может быть только то юридическое лицо, которому причинен материальный ущерб (а не повреждена репутация). Причем, согласно пункту 6 части 2 статьи 242 УПК Украины, размер такого ущерба должен быть подтвержден заключением эксперта. Все это делает для меня сомнительным обоснованность обвинительного приговора по делу №351/1158/13-к в части обвинения по статье 232 УК Украины;
  • корыстного или иного личного мотива.

Все вышеизложенное усложняет привлечение лица не только к уголовной ответственности, но и, в силу статьи 62 Конституции Украины, к гражданской ответственности.